Авторизация

Логин:
Пароль:
 Запомнить меня
Забыли пароль? войти

Открытое письмо в РОХ от Шапкина П.В. Владивосток

18 января 2021
  Уважаемый, Игорь Иванович! Вынужден обратиться к Вам, как к Президенту Российского общества хирургов, с просьбой защитить меня от правовой безграмотности следственных органов, а именно Краевого следственного комитета г. Владивостока в лице руководителя третьего отдела по расследованию особо важных дел следственного управления подполковника В.Б. Хазизулина и Краевой прокуратуры в лице зам. прокурора Приморского края старшего совестника юстиции Логвинчук В.А.
Из обстоятельств случившегося: на момент обращения в больницу, где я дежурил 12.06.2019 г, пациент ( студент медицинского университета) жалоб на боль в животе не предъявлял. О том, что он ударился об руль движущегося мотоцикла, ударился животом в движении (как позже выяснило следствие в ходе эксперимента) - то есть реальные обстоятельства травмы он умолчал. С его слов он сказал, что упал с мотоцикла на правый бок, в результате сломал правую руку. О том, что принял анальгетик после падения также не сообщил. В травмпункте ему наложили гипс, укололи в/м кетонал (в карте осмотра травматолога указано) и дали направление к хирургу, в связи с чем он и обратился. К хирургу с направительным диагнозом \"тупая травма живота\" был отправлен \"самотеком\", не бригадой СМП и не в ближайшую дежурную хирургию, располагающуюся через дорогу от травмпункта, а в другой район города. По пути в приемный покой принял еще таблетку кетонала, о чем так же не сообщил. При осмотре жалоб нет, пациент стабильный, кожные покровы сухие, органы дыхания и сердечно-сосудистой системы без отклонений. При пальпации живота - мягкий, не вздут, перитонеальные симптомы отрицательные, перистальтика обычная, притупления в отлогих местах нет, печеночная тупость сохранена, была выявлена незначительная болезненность в области пупка при пальпации, в связи с чем, я отправил больного на УЗИ брюшной полости + свободная жидкость. При УЗИ патологии не выявлено. Учитывая отсутствие жалоб, отсутствие патологии при осмотре и нормальную картину УЗИ ОБП пациент отправлен на амбулаторное лечение у травматолога со справкой, где указано \" на момент осмотра данных за острую хирургическую патологию не выявлено\". Никаких рекомендаций об использовании анальгетиков, тем более \"колоть\" НПВС я не давал, и естественно нигде это не писал. Со слов сопровождающей девушки (свидетель обвинения) из коридора приемного покоя за закрытой дверью она слышала фразу о применении обезболивающих, при этом остальное содержимое разговора она не слышала и подробности осмотра ей не известны. Пациент самостоятельно покидает приемный покой с сопровождаемой девушкой и ожидающими в машине парнями, возвращаются в травмпункт. Со слов свидетелей его начинает тошнить по приезду, в травмпункт он не идет, ЛВН за него + направление на анализы крови и мочи забирает все та же девушка, показав травматологу справку из хирургии (травматолог его повторно не видит). Они возвращаются в общежитие, пациент идет самостоятельно, обычной походкой - есть видеозапись как они заходят через вахту. А спустя пару часов, когда нарастает боль в животе, начинают колоть кетонал те же парни (студенты 5 курса мед. института), которые его сопровождали и катались с ним. На след. день в травмпункт он не идет, анализы не сдает. Знакомым он говорит, что ему становится легче, но при этом продолжают в/м колоть НПВП и Димедрол. Применяет так же ибупрофен, нимесулид и кетопрофен (при МСЭ обнаружены в крови и моче). От вызова СМП и повторного обращения в больницу погибший также отказывался. Нашли мертвым в общежитии через >30 часов после обращения.
Так же в ходе расследования было возбуждено уголовное дело по п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ отношении прокатчиков мототранспортных средств. Было установлено, что мототранспортное средство было передано в аренду лицу, не имевшим прав категории А и навыков управления данным средством, вследствие падения с которого наступила смерть парня. Однако оно было прекращено с формулировкой «отсутствует прямая причинно-следственная связь, так как неблагоприятное последствие наступило в результате самостоятельных активных действий потерпевшего, не справившегося с управлением транспортным средством». Кроме того, в ходе проведенного расследования не получено доказательств, свидетельствующих об умышленных противоправных деяниях по сдаче в аренду мототранспортного средства ( за деньги!) в целях оказания услуги, не отвечающей требованиям безопасности.
Некоторые выдержки из обвинительного заключения по обвинению меня в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ:
Врач-хирург Шапкин П.В., находясь в указанный период времени в КГАУЗ «ВКБ N2», являясь лицом, на котором лежали обязанности по надлежащему оказанию медицинской услуги потерпевшему, заведомо зная о наличии у него симптомов тупой травмы живота, сопровождавшейся разрывом стенки и брыжейки тонкого печника, имея реальную возможность для правильной диагностики имевшегося у потерпевшего не принял необходимых мер для безотлагательного оказания ему квалифицированной медицинской помощи в условиях специализированного стационара. Тем самым врач-хирург Шапкин П.В. умышленно ограничившись при оказании медицинской помощи погибшему проведением в отношении него наружного осмотра и ультразвукового исследования органов брюшной полости и наличие свободной жидкости, грубо нарушил требования к его профессиональным обязанностям, установленные Конституцией Российской Федерации, Законом, Единым квалификационным справочником, Дополнительным соглашением, Должностной инструкцией и Кодексом этики. Таким образом, избранный врачом-хирургом ненадлежащий объем медицинской помощи ( в стандартах оказания помощи, клинических рекомендациях, приказах МЗ РФ не прописан надлежащий объем оказания помощи при подозрении и\\или тупой травме живота) не позволил установить у него на момент обращения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, создающего непосредственную угрозу для жизни. Совершая указанные деяния, врач-хирург Шапкин П.В. осознавал, что в вышеописанной клинической ситуации оказанный им объем медицинской помощи погибшему создавал реальную угрозу его жизни и здоровью и мог повлечь тяжкие последствия в виде смерти последнего, предвидел возможность наступления этих общественно опасных последствий и сознательно их допускал, не желая их наступления. Таким образом, врач-хирург Шапкин П.В. действовал умышленно, с целью оказания медицинской услуги ненадлежащего качества. Таким образом, своими действиями Шапкин П.В. совершил преступление, предусмотренное п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ – оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекших по неосторожности смерть человека.
Учитывая вышеизложенное, указание на то, что я фактически оставил Пашина в указанном состоянии без необходимой квалифицированной помощи, а, также, что я действовал умышленно, с целью оказания услуги ненадлежащего качества, само по себе не является оказанием услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, повлекших по неосторожности смерть человека и не содержит квалифицирующих признаков п. в ч. 2 ст. 238 УК РФ. При этом в обвинительном заключении отсутствует конкретное указание на то, какая конкретно услуга, оказанная мною, не отвечала требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей- расспрос, осмотр, или проведение УЗИ ОБП.
Так же есть ряд вопросов к его друзьям – студентам медикам, которые делали ему в/м уколы обезболивания без врачебных назначений, и видя его ухудшающееся состояние и страдания ( с их слов на следствии) не настояли на сдаче анализов, как было рекомендовано ранее врачом травматологом, не вызвали СМП, не способствовали повторному обращению в стационар. Почему следственный комитет не возбудил уголовное дело на его друзей по статье 125 УК РФ – оставление в опасности. Почему в протоколе оказания помощи в травмпункте указано: выполнено в/м инъекция р-ра Кетонал 2,0 перед наложением гипсовой повязки за личной подписью врача травматолога (далее он и начальство сказали, что это сбой программы, хотя так же в осмотре уже рукой дописано в жалобах боль в животе), но претензий к врачу травматологу нет, между тем явно нарушен принцип «острый живот» не обезболивай! Как погибшему дали в пользование мотоцикл, хотя он в первый раз сел за управление.
И много вопросов остается к материалам дела, экспертизам, особенно к комиссионной экспертизе проведенной в г. Красноярске по ходатайству потерпевшей стороны, которая усматривает прямую причинно-следственную связь между мои действиями и смертью парня, выходит это убийство?
Прошу Вас обратить внимание на все происходящее и не оставлять это без внимания. Потому что, если вынесут обвинительный приговор, то это подтверждает идею СК и прокурора г. Владивостока - имеешь сертификат специалиста и идешь на работу осознанно, значит действуешь умышленно, а значит уже заочно виновен. Если с пациентом, госпитализированным или отправленным на амбулаторное лечение, впоследствии случится любой неблагоприятный исход, то врач приговорен, ведь он осознанно и умышленно был на рабочем месте и оказывал ему помощь. При этом от самодеятельности пациента, нарушения режима и данных рекомендаций врач в любой ситуации не защищен. И получается, что если больной ни дай бог погибнет, то все «шишки» будут сыпаться на хирурга, независимо от действий последнего и его окружения.
Спасибо огромное! С наступившим всех хирургов Новым Годом! Надеюсь он для всех будет лучше, чем 2020!
Воинов Павел Петрович # 19 января 2021 в 21:09 0
Врач должен быть защищен. УЗИ выполнено - жидкости нет. Одно из объяснений - двухмоментный полный разрыв стенки тонкой кишки, вначале до слизистой затем и слизистой... Халатность - это когда сокращены хирургические койки в г.Владивотоке.
Косухин Петр Михайлович # 22 января 2021 в 11:39 0
НПВП (ибупрофен, нимесулид и кетопрофен) способствовали двухмоментному разрыву слизистой оболочки стенки кишки.
Биличенко Вячеслав Борисович # 27 января 2021 в 21:53 -1
Глубокоуважаемые коллеги! Нам кто-то мешает правильно лечить. Мешают департаменты и администрации больниц - нет должного обеспечения лекарственными средствами, нет круглосуточного полного лабораторно-инструментального обследования и уже нет полного штата сотрудников в государственных больницах. Почему мы порой не получаем результата? Потому что в этих созданных ПОТОКАХ,МАРШРУТАХ И СТАНДАРТАХ теряется главное - больной и пострадавший, который в эпоху Covid-19 уже не хочет идти и не хочет ложиться в стационар, он его тщательно избегает. Почему за этот ЛАБИРИНТ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ создаваемый либералами в Правительстве по западному образцу должен отвечать лечащий врач? Нужно страховаться самим, и надежда только на РОХ. Лишний раз лучше сделать обзорную рентгенографию груди и живота, и если отпускаем больных брать у них телефоны - звонить самим, другого выхода нет. С уважением Биличенко В.Б.

← Назад