Авторизация

Логин:
Пароль:
 Запомнить меня
войтиЗабыли пароль?

Комментарии на сайте

Кирилл Васильев комментируетУшёл из жизни выдающийся детский хирург Юрий Фёдорович Исаков 25 апреля 2017 в 17:36

Великий человек! 0

Федоров Андрей Владимирович прокомментировалДиагностика и лечение острого аппендицита 25 апреля 2017 в 14:49

По хорошему, даже если они и есть, я не стал бы на них ссылаться. Мы оба с ним честно написали, совместно, что это нарушает наши же, РОХовские рекомендации! Будем считать что мы забыли... пока.
0

Каминский Максим Николаевич прокомментировалДиагностика и лечение острого аппендицита 25 апреля 2017 в 14:35

Здавствуйте! Правильно ли я понял из Вашего высказывания, что у проф. Совцова С. А. есть работы по консервативному лечению острого аппендицита? Очень хотелось бы с ними ознакомиться, не могли бы Вы сослаться на них?
0

Совцов Сергей Александрович прокомментировалДиагностика и лечение острого аппендицита 24 апреля 2017 в 09:57

После обсуждения с А.В.Федоровым пришли к выводу, что следует добавить еще, что в Российских НКР по острому аппендициту абсолютно однозначно отмечено, что консервативное лечение острого аппендицита в хирургических стационарах не рекомендуется и "золотым стандартом" его лечения является своевременная аппендэктомия (за исключением аппендикулярного инфильтрата без признаков абсцедирования). И, кроме того, на современных подводных лодках в штате есть врач, способный выполнить аппендэктомию, ушить прободную язву и выполнить другие несложные вмешательства. Всю более сложную патологию отправляют на базу, используюя различные пути эвакуации.

+1

Федоров Андрей Владимирович прокомментировалДиагностика и лечение острого аппендицита 24 апреля 2017 в 07:45

Консервативное лечение острого аппендицита скорее вопрос более философский чем практический. Таких работ достаточно много, сама идея рецидивирует из десятилетия в десятилетие. У нас в стране известны работы профессора Совцова С.А. А вот нужны ли такие методики? Давайте подумаем! Как нам хорошо всем известно, с подводной лодки никуда не денешься, пациент у вас всегда перед глазами. А теперь экстраполируем ситуацию на всю нашу Родину с ее необъятными просторами: кто возьмет на себя ответственность за гибель пациента? А ведь это случится обязательно... А вот приписывать аппендиксу несуществующие качества, которые даже рядом не стоят с принципами доказательной медицины, совершенно не обязательно! Даже Витебский и то был осторожнее в своих высказываниях и теориях.

+1

Биличенко Вячеслав Борисович прокомментировалДиагностика и лечение острого аппендицита 22 апреля 2017 в 06:57

На секции военно-полевой хирургии в рамках Национального хирургического конгресса в докладе главного военно-морского хирурга Северного флота Перетечикова А.В. были представлены данные о наличии опыта консервативного лечения острого аппендицита у военно-морских хирургов на подводных лодках, чего нет в клинических рекомендациях.Понимаю, что данный опыт существует давно и на всех флотах. Поэтому считают, что в условиях когда разрабатываются клинические рекомендации этим фактом открыта новая страница в лечении острого аппендицита, которую нам следует заполнять. Со своей стороны хочу сказать, что в настоящее время существуют научные обоснования для данного клинического подхода в лечении острого аппендицита. Известно, что на современном уровне знаний, червеобразный отросток может быть охарактеризован как "громоотвод брюшной полости", который природой создан для того, чтобы снять спазм с гладкой мускулатуры верхнего этажа брюшной полости (duodenum) и тем самым предотвратить развитие более опасных заболеваний таких как прободная язва, острый холецистит и панкреонекроз. Обладая аналогичным клиническим опытом консервативного лечения острого аппендицита при коротких сроках заболевания (6-12ч)и как правило без каловых камней, в неотложной хирургии поддерживаю данный подход, и хочу нацелить военно-морских хирургов на дальнейшие исследования и накопление клинического материала. А если не продолжать исследования, то будем иметь то, что имеем сейчас, а именно ускорение развития заболеваний верхнего этажа брюшной полости после аппендэктомии и что самое тревожное колоректальный опухолей (вариант АЕ в синдроме "звездочки"). Примечательно, что в следующем году исполниться 70 лет выходу статьи академика Шамова Владимира Николаевича, заведующего кафедрой факультетской хирургии Харьковского медицинского института а затем Ленинградской ВМА, о дуоденостазах в Вестнике хирургии в которой впервые в стране представлен харьковский и ленинградский опыт 50 дуоденоеюноанастомозов с хорошими результатами. (Шамов, В.Н. К ошибкам хирургии в области правого подреберья в зависимости от хронического дуоденального стаза / В.Н. Шамов // Вестн. хир. 1948.-№5. -С. 3- 12.). Данное научное направление было успешно продолжено профессором Витебским Яковом Давыдовичем в Кургане (выпускник Харьковского медицинского института в 1946 г), а затем в Курской больнице скорой медицинской помощи на кафедре факультетской хирургии профессором Назаренко Петром Михайловичем. С уважением и поддержкой выпускников 4 факультета ВМА, Биличенко В.Б.(Красное село - 1980г).
0

Плешков В.Г. комментируетУшел из жизни академик Гельфанд Борис Романович 20 апреля 2017 в 11:14

От имени смоленского отделения РОХ выражаем искренние соболезнования родным и близким Бориса Романовича. Все кто с ним был знаком высоко оценивали его профессионализм и человеческие качества. Скорбим и помним .

0

Наталья Николаевна Харина комментируетУшел из жизни академик Гельфанд Борис Романович 19 апреля 2017 в 17:46

К сожалению,лично не была знакома!Пусть земля будет ему пухом!Вечная память! Врач анестезиолог-реаниматолог ГК ГБУЗ "СОКБ им. В.Д. Середавина"г.Самара 0

Винокуров Михаил Михайлович прокомментировалУшел из жизни академик Гельфанд Борис Романович 19 апреля 2017 в 05:54

Первый раз я познакомился с Борисом Романовичем, уже во время моей ординатуры в 1988 году. Меня поразило, что Борис Романович говорил со мной как с давним знакомым. Потом, когда мы познакомились поближе, я понял, что это была привычка, усвоенная многолетней работой в хирургии, превратившаяся в характер, переросшая в судьбу. Борис Романович был воплощением идеала профессора-анестезиолога. По крайней мере, я лично в этом убежден и в моем представлении профессор-анестезиолог таким и должен быть. Главная черта Борис Романовича в этом качестве – это единство сознания и поведения. Он жил, как говорил, говорил, как жил. О таких говорят, что живут единой жизнью по совести… Борис Романович, как подобает профессору, был непревзойденным оратором и хорошо владел пером. Его лекции до сих пор звучат в моих ушах… Он много писал и публиковал их в виде многочисленных статей на страницах хирургических журналов. Что было характерным в его творческом почерке? Без сомнения – любовь и уважение к людям. У него было развитое чувство замечать хорошее, перспективное, новое, передовое, благородное и достойное. А как он уважал своего Учителя – академика Виктора Сергеевича Савельева! Это была невообразимая и преданная любовь и дружба сына к своему отцу! При встречах мы никак не могли наговориться: говорили обо всем, начиная с бытовых проблем, кончая внешней политикой. При этом он обязательно что-либо советовал, чему-нибудь учил. Собеседник он был просто замечательный. Видимо с ним было легко и приятно общаться еще из-за того, что он ни о ком плохо не отзывался. У него была прекрасная, излучающая цвет аура. Его оптимизм заражал и заряжал любого. Хирургическое общество для меня стало родным во многом благодаря Борису Романовичу. В этом обществе я имею все почести и награды, которыми очень дорожу и горжусь. Поэтому, глядя на них, всегда буду с благоговением вспоминать своего незабвенного учителя Бориса Романовича Гельфанда. Заслуженный врач Российской Федерации и Республики Саха(Якутия),профессор Михаил Винокуров
+2

Дубовицкий Валерий Александрович прокомментировалУшел из жизни академик Гельфанд Борис Романович 19 апреля 2017 в 00:05

Тамбовское региональное отделение РОХ скорбит и соболезнует родным, близким, коллегам, ученикам, замечательного врача, выдающегося ученого, незабываемого оратора и учителя. Таким Он останется в нашей памяти...
0

Борис комментируетНа своём рабочем посту внезапно умер Олег Семёнович Миняев 18 апреля 2017 в 17:45

Врач от Бога! 0

Кучин Юрий Владимирович комментируетУшел из жизни академик Гельфанд Борис Романович 18 апреля 2017 в 15:49

Глубокоуважаемые коллеги! Астраханские хирурги с глубоким прискорбием восприняли кончину академика Бориса Романовича Гельфанда. Россия потеряла одного из ведущих врачей и ученых современности, ближайшего ученика и соратника академика Савельева Виктора Сергеевича. Весь жизненный и профессиональный путь Бориса Романовича может быть достойным примером для молодых специалистов. Выражаем искренние соболезнования родственникам покойного, друзьям и коллегам. С уважением, председатель Астраханского отделения РОХ профессор Зурнаджьянц В.А., главный хирург МЗ АО профессор Кучин Ю.В.
+1

ОЛЕО комментируетНа своём рабочем посту внезапно умер Олег Семёнович Миняев 16 апреля 2017 в 20:26

ОЧЕНЬ ЖАЛЬ. ЗЕМЛЯ СКОРБИТ. 0

Дурнов Александр Владимирович прокомментировалНациональные клинические рекомендации по острому панкреатиту 10 апреля 2017 в 16:53

Губокоуважемые коллеги! ЦИТАТА ИЗ ТЕКСТА "Данное лечебное направления имеет смысл и эффективно при раннем начале терапии – в первые 24-72 часа, когда еще шанс «оборвать» и/или ограничить начавшийся некроз железы. С позиции научно-обоснованной медицинской практики (?) наиболее эффективным препаратом является октреотид - аналог естественного гормона соматостатина, который применяется в течение 5-7 суток по 200-300 мкг 3 раза в сутки подкожно." "Антиферментная терапия является частью дезинтоксикации. В первые часы заболевания рационально внутривенное применение полива- лентного ингибитора – апротинина (гордокс, контрикал). Начальная доза контрикала составляет 100-200 тыс. ЕД, суточная - 300-400 тыс. ЕД" КОМЕНТАРИЙ Клинические исследования не показали эффективности препаратов, ранее предлагавшихся для лечения острого панкреатита: соматостатина и его аналогов, ингибиторов протеаз и антагониста фактора активации тромбоцитов: "Clinical trials have failed to show the efficacy of medications proposed to alter the course of acute pancreatitis, including an inhibitor of platelet-activating factor (lexipafant) (19), somatostatin and its analogues, and protease inhibitors (20); treatment is primarily supportive." //The New England Journal of Medicine - www.nejm.org, may 18, 2006. p. 2145 (19). Johnson CD, Kingsnorth AN, Imrie CW, et al. Double blind, randomised, placebo controlled study of a platelet activating factor antagonist, lexipafant, in the treatment and prevention of organ failure in predicted severe acute pancreatitis. Gut 2001;48:62-9. (20). Steinberg W, Schlesselman S. Treatment of acute pancreatitis: comparison of animal and human studies. Gastroenterology 1987;93:1420-7 Собственный опыт может быть обманчив, потому что не предполагает обезличивание ("ослепление") способов лечения для проводящих лечение, а это может создать ложное впечатление об эффективности метода. В настоящее время на основании неоднократных клинических исследований, согласно клиническим руководствам (к примеру американской ассоциации панкреатологов, кстати ссылка на которое имеется и в нашем НКР), для лечения острого панкреатита эффективной оказалась лишь "агрессивная гидрация" и то только в несколько первых суток после начала заболевания! Увы!!!
0

Шазамов Роман Раисович прокомментировалМожет ли общий хирург быть флебологом? 9 апреля 2017 в 20:09

Игорь Анатольевич, спасибо. Очень понравился ответ. Буду иметь ввиду.
0

Аксенова Наталья Николаевна комментируетПеритонит и абдоминальный сепсис 2 апреля 2017 в 23:10

Уважаемые авторы проекта НКР! Очень рады, что вы использовали Маннгеймский перитонеальный индекс (МПИ) в вашей работе и признательны вам за это. Предлагаем на рассмотрение наши коррективы по вопросу использования данного индекса. Коротко об истории нашего использования МПИ. Внедрением МПИ мы начали заниматься с 1989г. на кафедре общей и неотложной хирургии КГМИ в Казани под руководством проф. Кочнева О.С., в дальнейшем исследования продолжены под руководством доц. Шаймарданова Р.Ш. С использованием МПИ защищены кандидатская и докторская диссертации (Лустина Н.Н., Малков И.С.). В настоящее время в Казани МПИ используют в практической работе хирургических клиник, в процессе обучения курсантов на кафедре хирургии КГМА (зав. проф. Малков И.С.), а также в научных работах. Тщательный перевод авторской работы (ваша ссылка №68), других исследователей (ссылки приведены ниже), личные консультации автора МПИ - Малте Линдера (клиника г. Маннгейма, Германия), а также большой собственный опыт практической работы использования МПИ при лечении и исследовании перитонитов позволили нам предложить свои комментарии. Приводим комментарии авторов и наши к таблице МПИ (приложение 5 НКР). Преимущество МПИ перед другими шкалами в том, что он разработан специально для больных перитонитом и включает в себя главный его признак: макроскопически видимое воспаление брюшины. Во множественный лого-логистический дискриминантный анализ были включены 17 всевозможных факторов риска. Из них только 8 оказались значимыми и были включены в МПИ. Заряд каждого фактора риска также был вычислен математически. Причем, была также учтена зависимость между факторами риска. Очень важно: МПИ не эмпирический индекс, факторы риска, включенные в индекс, а также их оценка в баллах определены с помощью математических методов! Понятие «клиническая недостаточность органов», а также факторы риска, которые вошли в МПИ определялись по 20-ти критериям, рекомендованным авторами. Определение до- и послеоперационных параметров, а также понятия «клиническая недостаточность органов» у больных с перитонитом. 1. Сердечная недостаточность. - Леченная или не леченная сердечная недостаточность с клиническими или без клинических признаков. 2. Ожирение. Вес тела = должный вес + 10%, где должный вес у женщин = (рост [cм] - 100)  0,85; должный вес у мужчин = (рост [cм] - 100)  0,9. 3. Атеросклероз. Коронарный склероз; церебральный склероз. 4. Уремия. Креатинин> 2,0 мг/%; мочевина > 100 мг/%. 5. Перенесенный инфаркт миокарда. 6. Печеночная недостаточность. Повышение печеночных проб или анамнестически известный циррроз печени или хронический гепатит. 7. Температура > 39oС. 8. Анурия. < 20 мл/час = олигоанурия / анурия. 9. Шок, клинически. 10. Сахарный диабет. Леченный инсулином или сахароснижающими препаратами. 11. Гипертония. Диастолическое давление > 95 мм рт. ст. и cистолическое >160 мм рт. ст., или леченная медикаментами гипертония. 12. Илеус (только массивный). Продолжительная атония (>24 часов) или механический илеус (странгуляция, стеноз), каловая рвота. 13. Перитонит, причиной которого явилась малигнома. 14 Малигнома, независимая от перитонита. 15. Нарушение вентиляции. рО2< 50 мм рт. ст., pCO2> 50 мм рт. ст. 16. Дооперационная продолжительность перитонита. < 24 часов;- > 24 часов. 17. Распространенность перитонита. Локальный; диффузный (экссудат в Дугласовом и подпеченочном пространствах). 18. Перфорация. Да; нет. 19. Экссудат. Серозный; мутный; каловый, гнилостный. 20. Возраст. < 50 лет; > 50 лет. Фактор риска «злокачественная опухоль» как подчеркивают авторы МПИ, всегда дает дополнительные баллы, независимо от того, является злокачественная опухоль или нет причиной перитонита. Фактор риска «дооперационная продолжительность перитонита > 24 часов» бывает определить нелегко, так как начало перитонита не всегда характеризуется точными критериями. Под фактором риска «источник не толстая кишка» имеют в виду как источник: желудок, гинекологическая патология, тонкий кишечник и все другие источники, кроме толстой кишки. Если источником перитонита является толстая кишка, больному не выставляют баллы. Но, как правило, при этой ситуации у больного обнаруживается каловый экссудат, и за этот фактор риска ему уже выставляют 12 баллов, так как между всеми факторами риска существует взаимозависимость. В вашем переводе данный фактор оценен в точности, как рекомендовали авторы (что, к сожалению, такая точность встречается не во всех печатных отечественных работах). Однако хирургам бывает сложно принять такую оценку в баллах, т.ч. мы отдельно даем комментарии по этому вопросу. Под «диффузным распространением» авторы подразумевают ситуацию, когда экссудат обнаруживается в Дугласовом и подпеченочном пространствах. Качество «экссудата оценивается только одной их трех характеристик («серозный, мутный-гнойный или калово-гнилостный». Последние характеристики распространенности перитонита и качества экссудата не совсем типичны для российских классификаций. Но это не утяжеляет подсчет индекса и документирование факторов риска. Linder M.M. и соавторы подчеркивают, что описание только клинического состояния недостаточности органа может дать необходимую информацию об ожидаемом риске. После сложения выявленных факторов риска по шкале МПИ, получают цифру индекса МПИ, которая может составить от 0 до 47 баллов. Чем выше балл, тем хуже прогноз и выше летальность. Но это всего лишь первый шаг в работе с МПИ. Обращаем ваше внимание, что главной целью авторов МПИ явилось индивидуальное прогнозирование смерти для каждого пациента, в связи с этим ими была разработана и предложена формула, позволяющая перевести числовое значение МПИ в индивидуальный прогноз летальности. И это будет второй шаг в использовании МПИ. Приводим авторский способ вычисления индивидуального прогноза летального исхода по МПИ. После вычисления индекса у каждого больного можно определить вероятность летального исхода по графику, который построен по формуле, предложенной авторами МПИ. р(х) = 1 / [1 + (с/х)t], где: р(х) - прогностическая вероятность летального исхода; х - индивидуаль¬ный прогностический индекс МПИ, вычисленный по таблице МПИ, с = 29,781,80, t = 7,951,75 - моделированные параметры. Прогностическая вероятность летального исхода в зависимости от значений МПИ в баллах представлена в виде «кривой летальности». Данный график построен авторами МПИ, мы также его построили при своих исследованиях. Очень важно: график в практической работе не надо кому-либо строить заново. Необходимо использовать уже «готовый» график, в авторском варианте! К сожалению, саму «кривую летальности» направить в предложенном для комментариев формате не удается. С ней можно будет ознакомиться в литературных источниках, приведенных ниже по тексту. О таком важном свойстве МПИ, как возможность классификации перитонита по степени тяжести, хотелось упомянуть отдельно. Собственно на основании вышеприведенного графика и классифицируют все авторы перитонит по степени тяжести. И снова очень важно: при значении индекса ≤ 15 ожидаемая смертность близка к 0, т.е. риск смерти в указанных пределах практически отсутствует. Вероятность смерти превышает 50% , если индекс больного выше показателя х=29. Вероятность смерти растет с увеличением прогностического индекса, но не достигает 100%. По результатам анализа литературных данных и собственных исследований нами была разработана и апробирована в клинических условиях классификация перитонита на основании МПИ и прогноза летальности (1995г.). I степень тяжести (ст.т.) - МПИ≤ 15, летальности нет; II ст.т.- МПИ 16 – 29, летальность < 50%; III ст.т.- МПИ более или равно 30, летальность более 50%. Согласно проведенным расчетам при МПИ ≤ 15 летальных исходов не должно быть. Кроме того, индекс не дает 100% прогноз летальных исходов, и поэтому при высоком значении МПИ уже в раннем послеоперационном периоде нельзя признать больного перитонитом безнадежным, а необходимо расширить интенсивную терапию. На это авторы МПИ настойчиво обращают наше внимание. Мы убеждены, что данные свойства и возможности МПИ позволят его использовать в защиту врача в случае юридических конфликтов по поводу летальных исходов при перитоните. Авторы МПИ подчеркивают, что МПИ вычисляется однократно во время или после операции, за исключением случаев, когда возникает послеоперационный перитонит. МПИ не используется при панкреатогенном перитоните! Нами подробно изложена только одна возможность МПИ - оценка прогноза летальности у пациента. Однако, у МПИ имеются и другие свойства: оценка прогноза групп больных, создание репрезентативных групп с возможностью сравнения эффективности лечения. Об этом подробно написано в ряде исследовательских работ, приведенных ниже. Кроме того, все авторы отмечают, что главным достоинством МПИ является простота вычисления и это позволяет применять его в клиниках различного уровня. Мы надеемся, что МПИ, с его точностью, простотой вычисления и использования, а также широкими возможностями, которыми он обладает, займет более значимое место в НКР.. Спасибо за предоставленную возможность изложить свои комментарии. Успехов вашему коллективу и всем хирургам! С уважением – Наталья Николаевна Аксенова, к.м.н. (Татарстан, Казань).

0

Правление ВОО «Общество герниологов» комментируетПослеоперационные вентральные грыжи 30 марта 2017 в 11:39

Глубокоуважаемые коллеги! Около двух недель тому назад мы разместили на сайте РОХ проекты НКР по герниологии, подготовленные экспертной группой Всероссийской общественной организации «Общество герниологов». Были получены многочисленные отклики, особенно по разделам «Паховые грыжи» и «Послеоперационные вентральные грыжи». Позвольте поблагодарить всех, принявших участие в обсуждении, за проявленный интерес к поднятой «Российским обществом хирургов» и «Обществом герниологов» теме. Мы должны отметить высокий уровень дискуссии, подтвердить, что мы тщательно собираем и анализируем все замечания специалистов, и уверить коллег, что их мнения важны и обязательно будут использованы при оформлении окончательного варианта НКР. Для плодотворной дальнейшей работы над рекомендациями, на основании анализа уже поступивших откликов, необходимо сделать некоторые пояснения и обобщения. Во-первых, уважаемые коллеги, следует напомнить и пояснить, что текст, размещенный на сайте РОХ, – это ПРОЕКТ рекомендаций, несомненно, нуждающийся в доработке и в обсуждении (для чего, собственно, и размещен), но, пока еще, лишь проект. При этом НКР – это именно РЕКОМЕНДАЦИИ, и так к ним и надо относиться. У авторов НКР нет полномочий регламентировать конкретную хирургическую деятельность специалистов, мы можем только рекомендовать те или иные диагностические или лечебные позиции, исходя из собственного, а также как отечественного, так и зарубежного опыта. Во-вторых, необходимо подчеркнуть, что НКР – это не учебник, не монография и не научная работа, это другой, по сути, и по цели документ. Содержание рекомендаций строго определено четкими рамками степеней доказательности, причем применительно ко всем позициям. В этой связи в НКР сложно найти место для такого раздела, например, как «Анатомия», так как что мы здесь можем порекомендовать? А вот глава «Эпидемиология» важна, скорее, как вводный раздел, подтверждающий актуальность обсуждаемой темы. В-третьих, в адрес авторского коллектива высказаны критические замечание по поводу отсутствия в проектах НКР ряда хирургических методик, причем, с одной стороны, очень давно известных (например, т.н. «натяжных» способов паховой герниопластики), так и появившихся, буквально, в последнее время (например, техника «задней сепарации»). Кроме того, коллеги высказывают мнение, что мы недооцениваем роль отечественных хирургов в развитии герниологии и слишком много внимания уделяем данным зарубежных авторов. Следует подчеркнуть, что сами авторы, будучи отечественными хирургами, относятся с глубоким уважением к историческим традициям российской хирургии. В то же время мы понимаем, что, несмотря на богатую историю создания и применения натяжных методов паховой герниопластики, в том числе разработанных в нашей стране, эти способы сегодня по эффективности уступают протезирующим методикам, что подтверждается современной доказательной базой. В силу этого основное место в проектах НКР заняли именно протезирующие методики. То же касается сепарационных методов, вернее, очень осторожной оценки их роли в рассматриваемых проектах рекомендаций. В целом данный вопрос, точнее его трактовку лучше всего можно проиллюстрировать цитатой из обращения (написанного, кстати, очень заинтересованно) одного из наиболее строгих наших критиков. Автор, обсуждая методы коррекции объема брюшной полости у больных с гигантскими вентральными грыжами, пишет, в частности, - «Раздел о лечении больных с редукцией объема брюшной полости – самый сложный, поскольку более или менее устоявшихся взглядов нет». Нет устоявшихся взглядов – это очень точно, но ведь речь идет, еще раз подчеркнем, – не о монографии или диссертации, а о национальных клинических рекомендациях, в которых каждое положение должно быть строго доказано. Стоит сказать, что раздел о сепарационных методиках вообще, и о «задней сепарации», в частности, был подготовлен авторским коллективом. Однако в процессе окончательного обсуждения проектов НКР на Правлении «Общества герниологов» мы поняли, что единства мнений по поводу этих методик нет даже среди нас. Как следствие мы сочли, что на сегодняшний день целесообразно воздержаться от подобных рекомендации, тем более для широкого круга хирургов, в том числе – для молодых коллег. При этом накопление большей доказательной базы как для сепарационных, так и для иных методик герниопластики, на данный момент не помещенных в НКР, позволит в будущем включить их в рекомендации, тем более, что их регулярный пересмотр, причем в конкретные сроки, является обязательным пунктом НКР. В целом, лучшую, с нашей точки зрения, характеристику этой ситуации, применительно к правилам формирования НКР на сайте РОХ дал главный хирург МЗ РФ, академик РАН, профессор В.А. Кубышкин, - «рекомендации базируются на многоцентровых, двойных слепых, рандомизированных исследованиях, которые позволяют получить достоверные данные об эффективности и безопасности, либо бесполезности методов диагностики, профилактики и лечения различных заболеваний. Поэтому большинство таких рекомендаций должно содержать положения с высокой степенью доказательности, которые мы часто вынуждены заимствовать из зарубежной литературы при создании отечественных клинических рекомендаций». В своей работе мы руководствовались этими положениями. В-четвертых, комментарии включают значительное число конкретных правок, за которые отдельная благодарность коллегам. Для этого обсуждению проектов НКР по герниологии будет посвящено специальное заседание, которое состоится 7 апреля 2017 года в рамках Национального хирургического конгресса совместно с ХХ юбилейным съездом РОЭХ. На заседании будут предоставлены короткие презентации по наиболее актуальным разделам НКР, а также предусмотрено детальное обсуждение, к которому мы и приглашаем всех заинтересованных лиц. Надеемся на встречу и плодотворную дискуссию на площадках Национального хирургического конгресса С наилучшими пожеланиями успехов и удачи в работе Правление ВОО «Общество герниологов» +1

Правление ВОО «Общество герниологов» комментируетПаховые грыжи 30 марта 2017 в 11:38

Глубокоуважаемые коллеги! Около двух недель тому назад мы разместили на сайте РОХ проекты НКР по герниологии, подготовленные экспертной группой Всероссийской общественной организации «Общество герниологов». Были получены многочисленные отклики, особенно по разделам «Паховые грыжи» и «Послеоперационные вентральные грыжи». Позвольте поблагодарить всех, принявших участие в обсуждении, за проявленный интерес к поднятой «Российским обществом хирургов» и «Обществом герниологов» теме. Мы должны отметить высокий уровень дискуссии, подтвердить, что мы тщательно собираем и анализируем все замечания специалистов, и уверить коллег, что их мнения важны и обязательно будут использованы при оформлении окончательного варианта НКР. Для плодотворной дальнейшей работы над рекомендациями, на основании анализа уже поступивших откликов, необходимо сделать некоторые пояснения и обобщения. Во-первых, уважаемые коллеги, следует напомнить и пояснить, что текст, размещенный на сайте РОХ, – это ПРОЕКТ рекомендаций, несомненно, нуждающийся в доработке и в обсуждении (для чего, собственно, и размещен), но, пока еще, лишь проект. При этом НКР – это именно РЕКОМЕНДАЦИИ, и так к ним и надо относиться. У авторов НКР нет полномочий регламентировать конкретную хирургическую деятельность специалистов, мы можем только рекомендовать те или иные диагностические или лечебные позиции, исходя из собственного, а также как отечественного, так и зарубежного опыта. Во-вторых, необходимо подчеркнуть, что НКР – это не учебник, не монография и не научная работа, это другой, по сути, и по цели документ. Содержание рекомендаций строго определено четкими рамками степеней доказательности, причем применительно ко всем позициям. В этой связи в НКР сложно найти место для такого раздела, например, как «Анатомия», так как что мы здесь можем порекомендовать? А вот глава «Эпидемиология» важна, скорее, как вводный раздел, подтверждающий актуальность обсуждаемой темы. В-третьих, в адрес авторского коллектива высказаны критические замечание по поводу отсутствия в проектах НКР ряда хирургических методик, причем, с одной стороны, очень давно известных (например, т.н. «натяжных» способов паховой герниопластики), так и появившихся, буквально, в последнее время (например, техника «задней сепарации»). Кроме того, коллеги высказывают мнение, что мы недооцениваем роль отечественных хирургов в развитии герниологии и слишком много внимания уделяем данным зарубежных авторов. Следует подчеркнуть, что сами авторы, будучи отечественными хирургами, относятся с глубоким уважением к историческим традициям российской хирургии. В то же время мы понимаем, что, несмотря на богатую историю создания и применения натяжных методов паховой герниопластики, в том числе разработанных в нашей стране, эти способы сегодня по эффективности уступают протезирующим методикам, что подтверждается современной доказательной базой. В силу этого основное место в проектах НКР заняли именно протезирующие методики. То же касается сепарационных методов, вернее, очень осторожной оценки их роли в рассматриваемых проектах рекомендаций. В целом данный вопрос, точнее его трактовку лучше всего можно проиллюстрировать цитатой из обращения (написанного, кстати, очень заинтересованно) одного из наиболее строгих наших критиков. Автор, обсуждая методы коррекции объема брюшной полости у больных с гигантскими вентральными грыжами, пишет, в частности, - «Раздел о лечении больных с редукцией объема брюшной полости – самый сложный, поскольку более или менее устоявшихся взглядов нет». Нет устоявшихся взглядов – это очень точно, но ведь речь идет, еще раз подчеркнем, – не о монографии или диссертации, а о национальных клинических рекомендациях, в которых каждое положение должно быть строго доказано. Стоит сказать, что раздел о сепарационных методиках вообще, и о «задней сепарации», в частности, был подготовлен авторским коллективом. Однако в процессе окончательного обсуждения проектов НКР на Правлении «Общества герниологов» мы поняли, что единства мнений по поводу этих методик нет даже среди нас. Как следствие мы сочли, что на сегодняшний день целесообразно воздержаться от подобных рекомендации, тем более для широкого круга хирургов, в том числе – для молодых коллег. При этом накопление большей доказательной базы как для сепарационных, так и для иных методик герниопластики, на данный момент не помещенных в НКР, позволит в будущем включить их в рекомендации, тем более, что их регулярный пересмотр, причем в конкретные сроки, является обязательным пунктом НКР. В целом, лучшую, с нашей точки зрения, характеристику этой ситуации, применительно к правилам формирования НКР на сайте РОХ дал главный хирург МЗ РФ, академик РАН, профессор В.А. Кубышкин, - «рекомендации базируются на многоцентровых, двойных слепых, рандомизированных исследованиях, которые позволяют получить достоверные данные об эффективности и безопасности, либо бесполезности методов диагностики, профилактики и лечения различных заболеваний. Поэтому большинство таких рекомендаций должно содержать положения с высокой степенью доказательности, которые мы часто вынуждены заимствовать из зарубежной литературы при создании отечественных клинических рекомендаций». В своей работе мы руководствовались этими положениями. В-четвертых, комментарии включают значительное число конкретных правок, за которые отдельная благодарность коллегам. Для этого обсуждению проектов НКР по герниологии будет посвящено специальное заседание, которое состоится 7 апреля 2017 года в рамках Национального хирургического конгресса совместно с ХХ юбилейным съездом РОЭХ. На заседании будут предоставлены короткие презентации по наиболее актуальным разделам НКР, а также предусмотрено детальное обсуждение, к которому мы и приглашаем всех заинтересованных лиц. Надеемся на встречу и плодотворную дискуссию на площадках Национального хирургического конгресса С наилучшими пожеланиями успехов и удачи в работе Правление ВОО «Общество герниологов» 0

Гольцов Валерий Ремирович комментируетНациональные клинические рекомендации по острому панкреатиту 29 марта 2017 в 22:27

Уважаемые коллеги, я руковожу Городским Панкреатологическим Центром в Питере с 2004г. Как практического хирурга меня интересует не дословный перевод иностранных статей и цитирование чужого опыта, а ваш собственный опыт лечения острого панкреатита. Чем конкретно НКР по ОП мешает вам лечить острый панкреатит на практике? Глубокоуважаемый Иван Иванович, Вы не применяете спазмолитики в клинической практике при лечении ОП? Почему? Что значит "сомнительно применение"? Каков Ваш опыт в лечении ОП? "Ингибиторы протеиназ", как Вы пишете, не содержатся в НКР по ОП (к моему глубокому сожалению). Есть рекомендации по использованию ингибиторов секреции поджелудочной железы, но это совершенно другая группа препаратов. Что значит "не нравится"? Обоснуйте критику на фактах собственного опыта, а не на эмоциях, - это будет полезно во всех отношениях. +1

Егиев Валерий Николаевич прокомментировалПарастомальные грыжи 21 марта 2017 в 22:48

Я прошу прощения у авторов, но комментарий будет достаточно коротким, просто мне кажется что большинство замечаний авторы нашли уже и сами. Что касается фундаментальных вещей, то в лечении парастомальных грыж применяются три основных методики (естественно, операции без применения сетки имеют больше историческое, а не практическое значение): 1 Методика Шугабейкера (больше рекомендована для лапаросколпической пластики) 2 Методика "замочной скважины"-применяется как лапароскопически, так и при открытой пластике 3 Методика "сэндвича"-которая рекомендована при больших парастомальных грыжах. При сочетанных грыжах описана также сепарация компонентов в сочетании с пластикой. Мне кажется, что авторам стоило обратить внимание на польский консенссус по лечению парастомальных грыж, опубликованный по-моему в 2013 году под редакцией Сметанского. poliSh guidelineS for treatment of patientS with paraStomal hernia GruPa badawcza: macieJ Śmietański1, kamil bury2, andrzeJ matyJa3, adam dziki4, GrzeGOrz wallner5, michał studniarek6, Jerzy fridiGer7, marek szczePkOwski8, macieJ Świerblewski9, tadeusz wróblewski10, wiesław tarnOwski11, rafał sOlecki12, krysPin mitura13 С уважением В.Н. Егиев
0